Суббота, 26.09.2020, 02:56
Приветствую Вас Гость | RSS

Сайт муниципального общеобразовательного бюджетного учреждения "Акжарская основная общеобразовательная школа"

***
Министерство образования и науки Российской Федерации
***
персональный данные дети
Главная » 2010 » Апрель » 19 » Герои России - герои нашего села.
14:07
Герои России - герои нашего села.
К 65-летию Великой Победы
1945 – 2010 гг.
«Наше время иное, лихое,
войной опаленное…»

Книга Памяти об участнике, инвалиде
Великой Отечественной войны
Утибаеве Абукасе
«Чем меньше их остается на земле,
тем тревожнее и ранимее наша память о них.
И о тех, кто навсегда остался в опаленной войной земле,
и о тех, кто вернулся домой, но ушел из жизни за эти годы.
И о тех, кто пока живет среди нас.
Они последние из миллионов
Посвящение.
Уже давно покончено с войной,
Но все ж велик мой долг перед солдатом,
Что грудью заслонил свой край родной.
А. Прокофьев.

Каждый новый год все дальше отдаляет нас от времени, когда прогремел праздничный салют, возвестивший о победе в Великой Отечественной войне, но память вновь и вновь возвращает в огненные годы. Дыхание войны доносят до моих современников произведения музыки и живописи, кино и литературы.
Книги о войне – это наша память, наш долг перед павшими. Кому они ад-ресованы? Нам. Всем вместе и каждому в отдельности. Всем, кто имеет сердце, кому дорог мир, кому дорога жизнь на Земле.
«Если я пишу о войне, то, наверное, только потому, - утверждает В. Бы-ков, - что война это та же жизнь. Но на пределе возможного, на последней гра-ни человеческого».
Годы Великой Отечественной войны не забудутся никогда. Чем дальше, тем величественнее и живее развернутся они в нашей памяти, и не раз наше сердце захочет вновь пережить священный, героический эпос дней, когда вся страна воевала от мала до велика.
Война оставила глубокий след в истории нашего государства. Она в кото-рый раз показала всю свою жестокость и бесчеловечность. Долгих тысяча че-тыреста восемнадцать дней и ночей шел народ дорогами тяжелейшей из войн, чтобы спасти свою Родину и все человечество от фашизма. Сплотившись, он поднялся на защиту страны, своей свободы, своих жизненных идеалов.
Все дальше и дальше от нас те опаленные войной годы. Сегодня сидят за партами правнуки тех, кто воевал. Мы не видели войны, но мы знаем о ней. Мое поколение родилось под мирным небом, но в наших сердцах живет память о тех, кто отдал свою жизнь ради того, чтобы у нас была счастливая жизнь.
…Мы должны помнить и знать, какой ценой завоевано счастье.
Пролог.

Когда одиночество комом подкатит под горло,
под горло
и сдавленный стон еле слышно в обрыв упадет,
в обрыв упадет,
крик этот о помощи эхо подхватит,
подхватит проворно,
усилит и бережно – в руки своих – донесет.
В.Высоцкий.

Унылый ноябрьский вечер. Я сижу дома одна и задумчиво смотрю в ок-но: глубокая осень, деревья потеряли последнюю листву, небо низкое и пас-мурное, птицы уже не поют своих песен, как летом, радуясь солнцу и души-стым ароматам цветов; ветер постоянно меняет характер - бывает, налетит и срывает, ломает, рушит все, а то закачает на своих крыльях, убаюкивая и напе-вая колыбельную.
А кто помнит, что было в точно такой же осенний хмурый вечер почти 60 лет назад? Немногие. Лишь те, кто смог прожить, выстоять все эти годы и чьи затуманенные воспоминания иногда непроизвольно, но ясно всплывают в памя-ти, обнаруживая давно забытые события. События, которые хотелось бы сте-реть не только из своей памяти, но и из жизни в целом и никогда больше не возвращаться к ужасу прошлого. Война – это все беды и несчастья сразу. Что может быть страшнее и бесчеловечнее?
Молодое поколение ХХI века, у которых живы дедушки и бабушки, по-бывавшие на этой страшной войне, могут многое рассказать. Вот и мне хоте-лось бы рассказать о своем дедушке Утибаеве Абукасе.
Он не любил вспоминать о войне, как и многие, кто прошел через ее жернова. Эту память войны не сотрут годы, она спрятана где-то очень глубоко. Когда начинали его спрашивать, он волновался, замыкался в себе. Почти не слышал, но все помнил.
…Война стучит в венах, глухим гулом отдает в голове. С болью в сердце слушаю я рассказы своего родного дедушки, его голос дрожит, в горле комок, а глаза полны невыплеснутой горести, ярости и беспомощности. И жгучего же-лания что-либо сделать, изменить страшное прошлое.
Сколько раз смерть заглядывала в лицо солдата?! И под Харьковом, и при переправе через Днепр, и при наступлении на Житомир. На Днепре солдатам его полка пришлось участвовать в ложном наступлении: надо было отвлечь си-лы противника. Понимали, что шли на верную смерть, были обречены… До сих пор перед глазами и в памяти солдата незабываемая картина: на плоту 7 бойцов с одним станковым пулеметом и личным оружием под плотным огнем фаши-стов переправляются на другой берег Днепра…
Всю жизнь слушаю воспоминания, переживаю и чувствую вновь и вновь. Я хочу прижаться к груди дедушки, крепко-крепко обнять, чтобы ему стало хоть немного легче, и не отпускать его от себя, избавить от внутреннего напря-жения.
Как говорил сам дедушка: «Память о войне не сотрут годы…» Я знаю, хочется поделиться, а не носить одному груз на душе, избавиться от воспоми-наний, но нет – они возвращаются. Но все когда-нибудь кончается, проходит время, залечивает грубые шрамы, и они уже не подвластны времени, а лишь иногда дают о себе знать, не позволяя забыть о своем существовании.
Часто при мыслях о войне у старых людей появляются слезы, может быть, их не всегда видно, но они есть, ведь это плачет душа. И как было бы за-мечательно не слышать временами грохот снарядов и свист пуль, плач детей и стоны взрослых, не вскакивать по ночам с кровати, вглядываясь в тишину тем-ноты. Это и есть след, оставленный войной.
Я вижу, положив свои ладони в его худые, высохшие, сморщенные руки, как они и после войны смогли выжить, восстановить все и сделать богаче нашу жизнь. И мы, поколение ныне живущих, обязаны жизнью этим старым воинам. Для многих из них цена, которую они заплатили за Победу, оказалась слишком высокой.
Глава 1.
Детство.

Если, путь прорубая отцовским мечом,
ты соленые слезы на ус намотал,
если в жарком бою испытал, что почем, -
значит, нужные книги ты в детстве читал!
В.Высоцкий.

Утибаев Абукас (отчества не имеет) родился 2 января 1920 года в ауле
№ 13 Ирицского района Актюбинской области. В младенческом возрасте поте-рял родителей. Многодетная семья, жившая по соседству, сжалилась и приюти-ла мальчика-сироту.
Приемные родители оказались людьми добрыми и отзывчивыми, отец был чабаном, мать - домохозяйкой. Семья все время кочевала из одного места в другое, не имея постоянного места жительства, т.к. этого требовала работа от-ца. В памяти Абукаса - белоснежная юрта с уютным убранством внутри. Семья жила бедно, но в каждого ребенка родители старались заложить положитель-ные качества: доброту, честь, ум, совесть, достоинство. Родители пытались до-нести до каждого ребенка, не деля на родных и приемных, что можно делать, а чего нельзя.
И детство Абукаса было светлым, безоблачным. Мальчик жадно тянулся ко всему новому, все было в радость. Любимая игрушка, сделанная руками приемных родителей, а то и просто завалявшаяся вещь: это и маленький сло-ник, слепленный из белой глины, сломанная юла и даже кости съеденной бара-нины. Любимому предмету дети пытались найти применение, придумывали новые правила игры, фантазировали. В семье было не скучно.
Своих родных родителей дедушка не помнил, в памяти остались только их образы: счастливые, молодые и красивые.
В гости к отцу постоянно заходили друзья. Они много разговаривали, спорили о чем-то, играли в карты, пили горячительные напитки. И вот однажды маленький Абукас услышал из разговора взрослых о коммунистах, о Москве, о Ленине, о его делах. Он тут же представил, что находится среди русских людей, на земле, где жил Ленин. И мечта оказаться и жить в России осталась на всю жизнь.
Вскоре оставаться и жить в Казахстане стало невозможным. Еды в доме не хватало, но, тем не менее, старшие всегда делились последним кусочком хлеба с младшими, хотя сами не доедали. Тяжелая, голодная жизнь в Казахста-не вынуждала многие семьи уезжать в поисках работы и жилья. И вот несколь-ко семей в очередной раз собрались в путь. Об этом узнал 15-летний подросток и попросил взять его с собой.
Дедушка вспоминал: «До сих пор не забуду полные слез глаза матери, ко-торую я очень любил. Её горячая натруженная ладонь слегка коснулась головы и опустилась на плечо. Мать не останавливала меня, не уговаривала ехать вме-сте с ними в глубь Казахстана, а просто пожелала мне верного пути и стать хо-рошим человеком. Она знала, что отпускает меня в большую жизнь. Тогда это был первый самостоятельный, смелый поступок, как мне казалось, вполне взрослого человека. Впереди предстояла долгая и неизвестная дорога, полная надежд и веры в будущее. Как воспоминание о детстве и семье остался ста-ренький платок: в него было завернуто скромное кушанье, - но этот платок я хранил всю войну».
По дороге Абукас случайно узнает, что неподалеку, в селе Можаровка Новоорского района, есть детский приют, но принимают туда детей в возрасте до 14 лет. Выхода не было: чтоб не умереть с голоду и какое-то время пожить в приюте, он выдает себя за 12-летнего. Судя по внешнему виду, больше ему и нельзя было дать: маленький рост, худенькое телосложение, узкие плечи. Не могли оставить равнодушными впалые щеки и глаза, полные печали и голода, не по-детски серьезно смотревшие на заведующего.
Его приняли! Радости Абукаса не было предела. Он быстро обжился, у него появилась своя кровать, на которой он не только спал, но и уединялся, ко-гда ему было плохо, или доставал из тайника платок, что дала мать, и вспоми-нал родных. Этот платок был единственным спасеньем, отдушиной, той ниточ-кой, которая связывала дедушку с семьей.
Общаясь с детьми, Абукас каждый день знакомился с новым русским словом. И уже за год научился говорить на ломаном русском языке. Появились новые друзья, знакомые, у каждого из которых была своя судьба, своя трагедия. Но им всем вместе было хорошо, они понимали друг друга, сопереживали, жа-лели друг друга, радовались и просто жили вместе.
Грамота давалась Абукасу нелегко, но впоследствии он оказался в числе успевающих учеников. Дедушка вспоминал: «Уроки литературы были самыми любимыми. Я с удовольствием учил стихотворения А.С.Пушкина наизусть, читал повести, рассказы о подвигах великого русского народа, замечательные сказки. На уроках физкультуры я оказался самым метким в метании различных предметов, стрельбе. Уже на войне в стрелковом полку меня первым записали в стрелки-наводчики».

Глава 2.
Война.

Небо этого дня –
ясное,
но теперь в нем – броня
лязгает.
А по нашей земле –
гул стоит,
и деревья в смоле, -
грустно им.
В.Высоцкий.

Своих воспитанников приют определял на курсы трактористов. Путевку в жизнь получил и Абукас, отправившись учиться в 1938 году в совхоз «Бере-зовский» Курганской области. После окончания курсов в 1939 году был на-правлен в совхоз «Акжарский» Оренбургской области.
Летом работал на сенокосе, зимой - сакманщиком. Жизнь стала понемно-гу налаживаться. Она научила его делиться радостью и горем, быть справедли-вым и ответственным. Но настоящие испытания были ещё впереди.
8 августа 1939 года А.Утибаева призывают в ряды Красной Армии Дом-баровским РВК и посылают в Соль-Илецк.

Над землею занималось утро,
Летнее, душистое, зеленое,
Плыли облака из перламутра,
Отдыхая от дневного зноя.
Город спал.
Небо тоже дожидалось дня,
Но никто не знал, что этой ночью
На рассвете началась война!

22 июня 1941 года в предутренней тишине на западной границе страны раздался рев моторов, заскрежетали танки, на мирные города и поселки посы-пались бомбы.
Вторая мировая война – это величайшая трагедия в истории человечества. В первые же часы войны, которую потом назовут Великой Отечественной, над советской страной прозвучали призывы: «К оружию!», «Наше дело правое!», «Враг будет разбит! Победа за нами!»

Всем, что есть у тебя живого,
Чем страшна и прекрасна жизнь –
Кровью, пламенем, сталью, словом, -
Задержи врага. Задержи!
(О.Бергольц.)
И встала страна. «От крупнейших промышленных гигантов Ленинграда и Москвы, - писала «Правда» в те дни, - до далеких границ средней Азии, Закав-казья и Дальнего Востока поднималась стальная страна, росла могучая воля и сила нашего народа. На защиту Родины встал и стар и млад».
Война вошла в каждый дом нашей огромной страны. Пришла она и в Ак-жаровку. Уходили на фронт мужчины, оставались в селе мальчики за хозяев домов.
«Уже в первые недели войны я попадаю в 529-й стрелковый полк, - вспо-минал седой Абукас. – Я не мог не воевать, надо было защищать Родину».

Нас не учили, как под танки бросаться,
И вражью амбразуру как закрыть,
И на врага живым тараном мчаться…
Но нас учили Родину любить!
(П.Богданов.)

«Разве можно спокойно вспоминать эти годы, - задумавшись, говорил дедушка, а на глаза наворачиваются слезы, - я рад, что остался жив, что смерть миновала меня, что прожил счастливую жизнь, участвовал в восстановлении хозяйства и в освоении целинных земель, всегда находился при деле, что дожил до внуков и правнуков. Это, наверное, оттого, что все-таки я родился под сча-стливой звездой».
Боевой путь Абукаса Утибаева начался с Западной Украины, именно туда бросили молодых, необстрелянных новобранцев под командованием генерала Павлухина. С боями уходили в глубь страны, оставляя врагу советские города и села… Названия их стерлись, но сердце помнит горе, разруху, кровь и… горечь отступления.
Весь боевой путь А.Утибаева уместился в нескольких строчках красно-армейской книжки, но за ними – сотни километров военных дорог, боль, кровь, смерть: с августа 1940 по июнь 1941 – 99-й стрелковый полк, должность и во-инское звание по штату – стрелок; июнь 1941 – сентябрь 1944 – 529-й стрел-ковый полк; сентябрь 1944 – август 1945 – 99-й стрелковый полк – стрелок-наводчик; август 1945 – сентябрь 1945 – 163-й Западно-стрелковый полк, вхо-дящие в состав 3-го Украинского фронта.

Третий Украинский фронт создан 20 октября 1943 года (в ре-зультате переименования Юго-Западного фронта) в составе 1-й и 8-я гвардейских, 6-й, 12-й, 46-й общевойсковых армий и 17-й воздушной армии. В дальнейшем в разное время входили: 5-я Ударная, 3-я, 4-я и 9 гвардейские, 26-я, 27-я, 28-я, 37-я и 57-я общевойсковые армии, 6-я гвардейская танковая армия, 1-я, 2-я и 4-я болгарские армии; в опе-ративном подчинении находилась Дунайская военная флотилия. В хо-де Битвы за Днепр 1943 войска фронта форсировали р. Днепр, осво-бодили гг. Днепропетровск и Днепродзержинск и к концу декабря вме-сте со 2-м Украинским фронтом овладели крупным стратегическим плацдармом. В ходе освобождения Правобережной Украины осущест-вили Никопольско-Криворожскую ( во взаимодействии с войсками 4-го Украинского фронта), Березнеговато-Снигиревскую и Одесскую на-ступательные операции, в ходе которых завершили освобождение Южной Украины, значительную часть Молдавской ССР и захватили ряд плацдармов на реке Днестр, в т.ч. Кицканский плацдарм.
В августе войска фронта участвовали в Ясско-Кишиневской опе-рации 1944, к концу сентября полностью освободили территорию Болгарии от немецко-фашистских захватчиков. В ходе Белградской операции 1944 года, осуществленной 3-м Украинским фронтом во взаимодействии с Народно-освободительной армией Югославии и при участии войск Отечественного фронта Болгарии, были освобождены Белград и большая часть Сербии. Успешно действовали войска фронта в Будапештской операции 1944-1945 годов и Балатонской операции 1945 года, создав благоприятные условия для развертывания наступ-ления в венском направлении. В Венской операции 1945 года 3-й Укра-инский фронт во взаимодействии с левым крылом 2-го Украинского фронта завершили освобождение Венгрии, изгнали врага из восточной части Австрии и освободили её столицу Вену. 15 июня 1945 года 3-й Украинский фронт был расформирован, управление фронта реоргани-зовано в управление Южной группы войск
(Из архивных документов)

Абукас вспоминает: «Два станковых пулемета в распоряжении да автома-тические десятизарядные винтовки. Окопались в сосновом бору. Немец бьет из дальнобойных пушек, осколки снарядов, как ножом, срезают вековые сосны, буквально выкашивают зарывшихся в землю солдат. Потери наших войск под Житомиром, а потом под Киевом были очень большими. Здесь я получил свое первое боевое крещение».

Ползли к высоте в огневой полосе,
бежали и снова ложились,
как будто на этой высотке вдруг все
дороги и судьбы скрестились.
(В.Высоцкий.)
После боя в ушах долго не смолкал гул, свист пуль. В этом бою Абукас штыком заколол немца, дня три приходил в себя: «Ведь лишил жизни человека, хоть это и враг. Бои на Украине были жесточайшие, враг был беспощаден, тя-жело вспоминать о тех зверствах, которые творили фашисты. Они отбирали у жителей деревень продовольствие, забивали насмерть людей, отбирали и уби-вали маленьких детей. Никогда не забуду то, что пришлось нам увидеть в од-ной украинской деревне.
…В один из июльских жарких дней наша часть вошла в только что осво-божденное село. В селе тишина. Решили постучать в один из домов. На стук никто не ответил. Командир, держа руку на рукоятке пистолета, левой рукой открыл дверь, окликнул. Безмолвие. Тогда в дом осторожно вошли два солдата и командир, остальные остались ждать на улице. Через несколько секунд мы услышали странный, нечеловеческий крик. Первым в избу вбежал я, увидев ис-пуганные лица бойцов и командира, поднял голову вверх. К потолку на толстой веревке были подвешена вся семья из шести человек, среди которых - младе-нец. Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами». На минуту дедушка замолкает, не в силах справиться с нахлынувшими воспоминаниями.
Что в тот момент они чувствовали? Ярость и непреодолимую ненависть к фашистским извергам, а ещё огромное желание отстоять свою Родину любой ценой, чтобы никогда не видеть смерти. В этот же день отступающие немцы в коротком бою были уничтожены.
Все наши деревни, леса, города
в одну высоту эту слились –
в одну высоту, на которой тогда
пути наши, судьбы скрестились.
(В.Высоцкий)
Судьба хранила Абукаса, хотя ранений избежать не удалось: ранен был дважды, первый раз, когда наступал на Днепропетровск, после госпиталя сразу вернулся в строй, не желая и слышать об отсрочке, второй – в Венгрии – конту-зия. Какое-то время побыл в хозвзводе, и снова в бой - в наступление. В бук-вальном смысле пол-Европы прошагал он, простой советский солдат Утибаев Абукас, освобождая от фашистской неволи украинцев, молдаван, румын, венг-ров.
Первый иностранный населенный пункт, в освобождении которого уча-ствовал дедушка, был город Резекне. Он вспоминал: «Чувства гордости и радо-сти переполняли нас - прогнали фашистских гадов за пределы Родины. Но сре-ди благодарных молдаван, румын, венгров были и такие люди, которые в лицо говорили о том, что мы пришли воевать на их землю незвано, что не хотят они нас видеть и не нужна им наша помощь и защита».
«Было и такое, что целыми селами переходили мужчины на сторону фа-шистов. Шел 1943 год. Однажды наш взвод направлялся в северном направле-нии. Мы знали, что впереди находится небольшой населенный пункт, уже ос-вобожденный нашими войсками. Шли, ничего не опасаясь. Уставшие, решили присесть в беседке небольшого дворика. В дом зайти не решились. Присели, отдыхаем, но на душе как-то неспокойно, тревожно: военная интуиция, что ли. Я, наш взводный и мой боевой товарищ решили зайти в избу, а остальные пока осмотреть окрестность. Первым вошел командир, и сразу же началась стрель-ба. Все рванулись к дому. Разглядев в дыму тяжело раненого командира, я схватил его и потащил к двери. Оказалось, что командир успел застрелить ру-мынского полицая, но и тот его тяжело ранил. В перестрелке задело и меня - ранило в руку. Своего командира мы похоронили на пустыре, неподалеку от города Свияжка».
Командование взводом взял на себя Утибаев Абукас, перед смертью ко-мандир попросил его довести взвод до назначенного пункта. «Мы дошли до места без потерь и встретились со своими боевыми товарищами. Меня отпра-вили в госпиталь, но, не пролежав назначенного врачами срока, я вернулся в строй».
«Никогда не забуду то, что пришлось пережить нам в одном из боев, - вспоминал дедушка. - Враг сопротивлялся ожесточенно, ведь это была уже его земля. Наш полк был взят в осаду, и мы – это почти сотня человек - вынужде-ны были стоять по пояс в болоте пять дней в ожидании помощи. У нас закон-чились патроны, огнестрельное оружие промокло и не стреляло, не было воды. Многие не выдерживали и умирали, а кто-то, обессилев, уже не пытался удер-жаться и тонул.
Враги пытались с нами договориться, посмеивались над нами, над нашим патриотизмом, дразнили. Говорили, что даже если мы не сложим оружие и не поднимем руки, то это значения не имеет - все равно они уже победили. На шестой день в предрассветный час мы услышали гул советской авиации. Что-то кольнуло внутри, появилась уверенность, что помощь обязательно придет.
Нас освободили из засады. Ноги почти не слушались, зубы стучали от хо-лода, руки онемели, - и добавляет. - Мы были сильны духом и верой в нашу Победу. Поддерживали друг друга, поэтому, наверное, и выдержали».
После Румынии участвовал сержант Утибаев в ожесточенных боях в Венгрии, в районе озера Балатон. 25 января 1945 года, когда уже ощущалось неуловимое дыхание Победы, Абукас был вновь тяжело ранен – в голову. Его отнесли в близлежащий девичий монастырь, затем забрали в госпиталь. Долгие месяцы в госпитале в Австрии были мучительны. К болям физическим приме-шивались постоянные мысли о боевых товарищах.
Размышлял молодой Абукас и о будущем - мирной жизни, которая на-ступит после войны. Его семьей на долгие годы войны стал полк, боевые дру-зья. Как завидовал он однополчанам, получающим весточки из дома. А он не получал и не писал писем – некому было, ни одной родной души. Только дале-кое воспоминание о семье, оставшейся в Казахстане, тревожило душу. И больше всего хотелось ему тоже иметь свою семью, много детей, чтобы нико-гда не знать одиночества и быть кому-то отчаянно нужным.
После выздоровления он вернулся в свой родной 163-й стрелковый полк в качестве стрелка-наводчика. Победа была близка, но до нее еще надо было дойти. В одном из последних боев погибает близкий друг Абукаса.
«Как мы это все выдерживали?! Мы выдохлись от тяжелых и непрерыв-ных боев. Горящие земля и небо – такой запечатлелась в памяти эта страшная война. Могучее «УРА!!!» спасало нас часто: оставаясь даже без оружия, без па-тронов, отбивались последними гранатами, поредевший взвод готов был идти в рукопашный бой».
«С военным грузом на плечах,
В поту до мыла.
И тяжелел за шагом шаг,
А вьюга выла.
И на ходу дремал солдат,
От ран ли бредил,
Коль падал, падал не назад -
Лицом к победе».

Ромненско-Киевская 163-я стрелковая дивизия сформирована в сентябре 1939 года в Тульской области как 163-я моторизованная ди-визия, с сентября 1941 года – 163-я стрелковая дивизия. Принимала участие в советско-финляндской войне. В ходе Великой Отечественной войны входила в состав 27-й (июнь – июль 1941, май – август 1943 и август 1944 – май 1945), 11-й (июль 1941 и январь – март 1943), 34-й, 27-й, 40-й армий.
Участвовала в оборонительных боях в районах Резекне, Остров, Порхов, Сольцы, Ст. Русса, в окружении группировки немецко-фашистских войск в районе Демянска, ликвидации Демянского плац-дарма, в Белгородско-Харьковской наступательной операции, освобо-ждении лЛевобережной Украины, Киевских наступательной и оборо-нительной, Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Уманско-Батошанской, Венской и др. операциях.
За боевые заслуги удостоена почетных наименований «Ромнен-ская» (сентябрь 1943г.) и «Киевская» (ноябрь 1943г.), награждена орде-ном Ленина, Красного Знамени, Суворова 2-й степени и Кутузова 2-й степени. Около 7 тысяч её воинов награждены орденами и медалями, 57 присвоено звание Героя Советского Союза.
Дивизией командовали: генерал-майор И.М.Кузнецов (1941), пол-ковник П.Е. Попов (1941), полковник Г.П.Котов (1941-1942), полков-ник М.С. Назаров (1942), полковник К.А.Васильев (1942-1943), пол-ковник, с сентября 1944 генерал-майор Ф.В. Карлов (1943 – 1945гг.).
(Из архивных документов.)

Глава 3.
Мирная жизнь.

А когда отгрохочет, когда отгорит и отплачется,
и когда наши кони устанут под нами скакать,
и когда наши девушки сменят
шинели на платьица, -
не забыть бы тогда, не простить бы
и не потерять...
(В.Высоцкий.)

«Второго мая 1945 года, ночью, нас разбудила беспорядочная стрельба из всех видов оружия.
- Братцы! Берлин взяли! - и пронеслось громкое «УРА!». Мы все обни-мались, целовались, поздравляли друг друга.
А уже 8 мая нам возвестили об окончательной Победе над Германией».
Победу Абукас встретил в Австрии. Гремела весна. Ликовали люди и земля. Москва салютовала героям. И радость огнями взлетала в небо. За боевые заслуги А.Утибаев был награжден орденом Отечественной войны II степени и медалью «За победу над Германией».
После демобилизации, в 1946 году, Абукас вернулся в Акжаровку, где начинал работать ещё до войны. Ни родственников, ни близкого человека – ни-кто не ждал его, лишь добрые люди поздравили фронтовика с Победой. Вскоре он встретил свою будущую жену - Айжамал Блисбаеву. Она, как и многие женщины, работала в годы войны в тылу, и на ее долю выпало немало испыта-ний.
«Да разве об этом расскажешь,
В какие ты годы жила?
Какая бессмертная тяжесть
На женские плечи легла».

Бабушка часто вспоминает то голодное, тяжелое время: «Люди умирали от голода, от непосильного труда на моих глазах. Мы, несколько человек – че-тыре женщины и три старика – возили на лошадях сено, которое было накоше-но еще летом. Из-под снега, разгребая замерзшими руками, выбиваясь из по-следних сил, пытались собрать сено, а затем погрузить в сани. Лошади тоже не выдерживали такой нагрузки, падая буквально на полпути от голода. Тогда нам приходилось самим тащить этот тяжелый воз с сеном. Довозили до поселка уже далеко за полночь, а то и приходилось ждать до утра.
Как мы жили? Помогали друг другу, радовались все вместе. Если прихо-дило письмо с фронта, его содержание знали буквально все, пытались не про-пустить ни одного слова. Радио находилось только в конторе. Когда передавали сообщение о последних событиях на фронте, его выносили на крыльцо конторы и все тихо слушали, боясь нечаянно пошевельнуться или зашуметь.
Мне очень трудно приходилось в те годы, так как у нас была большая се-мья: шесть братьев и двое близнецов младше меня. Старшие братья ушли все на фронт и не вернулись, а двое близнецов, не прожив и месяца, умерли. Мать умерла при родах, отец – человек добрый, с большим сердцем и душой - любил нас и с потерей каждого родного человека угасал прямо на глазах. Я рано оста-лась сиротой, но добрые люди, которые меня окружали, были всегда рядом.
В 1945 году возвращались солдаты с войны. Мы, молодые девушки и женщины, встречали их, дарили цветы, поздравляли с Победой. Так я встрети-лась с Абукасом, но мы тогда ещё не знали, что наша встреча продлится всю жизнь. Сейчас его нет рядом, но в памяти он со мной всегда».
В далекие послевоенные годы страна вставала из разрухи. Семейная жизнь молодых Утибаевых началась в землянке, а все их нехитрое добро поме-щалось в одном чемодане. Но размышлять о жизни было некогда и незачем, все тогда жили дружно, объединенные, как в годы войны, одной идеей – поднять страну, обеспечить продовольствием.
Работали от зари до зари, учились, помогали друг другу. Абукас сам имел только 4 класса образования, но находил время и желание учить неграмотных. Занятия проводили дома при тусклой керосиновой лампе. Первой ученицей бы-ла жена Айжамал.
В 1949 году в их скромном маленьком доме поселилась радость – роди-лась долгожданная дочь. Рождение дочери было настоящим событием, боль-шим счастьем. Абукас не мог нарадоваться, и имя для дочери он выбрал сам - Нурбиби.
Но вскоре у Айжамал пропало молоко. Абукас, не отчаиваясь, ходил каж-дое предрассветное утро за молоком для дочери на ферму. Первая доярка, кото-рая подоит, наливала в маленький котелок, привезенный Абукасом с фронта. Боясь бригадира, иногда даже друг друга (было очень много доносов), доярки никогда не отказывали в молоке, понимая, что в его доме грудной младенец.
Шли годы. Дочь Нурбиби росла всем на радость, родители в ней души не чаяли: красавица с зелено-голубыми глазами (она унаследовала их от отца), с длинной косой и доброй, красивой улыбкой. Одно лишь омрачало семейное счастье: пополнения в семье Утибаевых так и не было, а так хотелось ещё тро-их, а может и пятерых детей.
У Айжамал и Абукаса было очень много друзей, знакомых, которые пы-тались как-то утешить их печаль. А одна семейная пара однажды принесла в их дом маленького мальчика, но, увидев печальные глаза матери, Утибаевы не ос-мелились взять ребенка на воспитание.
Однажды, отправившись в гости в город Орск, на санях, запряженных лошадьми, Абукас и Айжамал взяли с собой дочь. Это был их первый семей-ный визит к одному очень близкому фронтовому другу Абукаса. У друга ро-дился сын, которого он очень ждал, т.к. в семье уже были четыре девочки. Всю ночь гости поздравляли хозяина, хвалили за вкусного барана, которого тот при-нес в жертву в честь рождения сына. А после последовал вопрос: «Как же ты назовешь своего долгожданного сына?» Абукас посоветовал: «Назови его Бу-лат, я всегда мечтал назвать этим именем своего сына». На что друг ответил: «Ты знаешь, мне тоже нравится это имя, но, скажи мне, что мы имеем, добы-вая и перерабатывая сталь (булат в переводе с тюркского – «сталь») на заводе? Свою семью иногда не знаю чем кормить, государство совсем забыло о нас, я не знаю, что будет завтра».
Попрощавшись, Абукас и Айжамал вместе с маленькой дочкой отправи-лись домой, совсем не подозревая, что уже никогда не увидят своего близкого друга.
Этой же ночью незадолго до того, как все гости разошлись, к дому друга подъехала черная «Волга» и люди в черной одежде забрали хозяина дома. Ни-чего не объяснив семье, даже не дав попрощаться с детьми, они схватили его за руки, и уже больше никто его не видел. Семья вскоре тоже уехала в неизвест-ном направлении, сколько ни пытались с ними связаться или хоть что-то узнать через знакомых, все оказалось тщетно.
Абукас вспоминал: «Это было жестокое время. С человеком тут же рас-правлялись, если тот проронил что-то антисоветское или просто попробовал усомниться в правильности происходящих событий. Мы жили при тоталитар-ном режиме, боясь сказать лишнее, сделать что-то не так, потому что грозила расправа, лагерь. Люди жили в постоянном страхе».
И во веки веков, и во все времена
трус, предатель – всегда презираем.
Враг есть враг, и война все равно есть война,
и темница тесна, и свобода одна –
и всегда на нее уповаем!
(В.Высоцкий.)
Долгие годы Абукас не забывал этот случай, пытался выяснить или до-гадаться, кто же мог из гостей выдать хозяина дома. В этом разговоре совсем неосознанно было сказано слово «сталь», тогда это могло восприниматься как намек на Сталина. «За что поплатился этот человек, прошедший всю войну бок о бок со мной? Он мог растить и воспитывать детей, радоваться и огорчаться вместе с ними, видеть, как растет его долгожданный сын…» - и от отчаяния, невозможности что-либо изменить голос дрожит и комок подступает к горлу седого ветерана.
Долгое время Абукас работал в хозяйстве объездчиком, показав себя от-ветственным и справедливым человеком, заведовал складами с зернохранили-щами. Имея лишь 4 класса образование, легко справлялся с годовыми и полу-годовыми отчетами. Он был требователен к рабочим, но и к себе относился не менее жестко. У него был строгий график работы, домой приходил поздно, уже далеко за полночь. Дочка Нурбиби в обед носила ему что-нибудь съестное, она никогда не забывала своих обязанностей, так как очень любила и переживала за своего отца и заботилась о его здоровье. Он был для нее самым дорогим чело-веком на свете.
А для дедушки семья и работа были смыслом жизни. Он тоже души не чаял в жене и дочери, несказанно рад был, когда в доме появились внуки и пра-внуки и вновь зазвенели детские голоса. Жили дружно, часто собирались все вместе за щедрым дастарханом. Любил дедушка поломать голову над шахмат-ной доской долгими зимними вечерами.
После ухода на пенсию еще десять лет Абукас проработал в совхозе – без работы тоже себе жизни не мыслил, и ушел на отдых лишь тогда, когда ста-ли серьезно беспокоить старые раны и болезни.
Вот так быстро пролетела жизнь, полная радости и печали. В 2004 году Абукас и Айжамал отметили золотую свадьбу. У них подрастают 3 внучки и 2 правнука, которые любят и гордятся дедушкой.
Кто говорит о песнях недопетых?
Мы жизнь свою, как песню, пронесли…
Пусть нам теперь завидуют поэты:
Мы все сложили в жизни, что могли.
(С.Орлов.)

* * *
Приближается 60-десятая, Победная, весна. 9 мая наша семья соберется за праздничным столом, вот только не будет за ним самого главного человека.
…Последние годы дедушка был прикован к постели: боевые ранения не давали вздохнуть и распрямиться. Но когда весной 2004 года пришло сообще-ние, что фронтовику дают автомобиль «Ока», он нашел в себе силы подняться. Губернатор области А.А. Чернышев лично вручил ветерану ключи от автомо-биля. Для Абукаса было очень важно, что о нем помнят, что он кому-то нужен.
Дедушка умер 28 декабря 2004 года, совсем немного не дожив до Побе-ды. И нам его очень не хватает.
…Летят годы, но Победа, наша Победа, не стареет. Пройдет ещё 100 лет, но она будет такой же молодой. Потому что бессмертен подвиг советского че-ловека, солдата и труженика.
Они исполнили солдатский долг суровый
И до конца остались Родине верны,
И мы в историю заглядывали снова,
Чтоб день сегодняшний измерить днем войны!
(М.Ножкин.)
Эпилог.

«За то, что беззаботный детский смех
По-прежнему звучит сегодня в мае,
Мы в этот праздник вспоминаем тех,
Кто жизнь отдал, свою страну спасая…»

В этой книге, посвященной 60-летию Великой Победы, я рассказала о жизни своего дедушки, инвалиде Великой Отечественной войны, о простом со-ветском солдате, победившем войну и принесшем долгожданную Победу.
Все становится прошлым – боль и слезы, кровавые бои и победы. Затяги-ваются раны в сердцах людей, выцветают траурные платки матерей. Уходит прошлое, но… не забывается. 9 мая – не только День Победы, это и День свя-щенной Памяти.
Память не абстрактное понятие, не только дань прошлому. Она – основа будущего. Память – это благодарность старшим поколениям за боль и страда-ния. Каждое имя солдата, погибшего за свободу Родины, – это духовное богат-ство народа. И беречь мы его должны свято, как мир, завоеванный такой доро-гой ценой.
На родине А.Твардовского, я слышала, поставили памятник Василию Тер-кину. Памятник литературному герою – вещь вообще-то редкая, а в нашей стра-не в особенности. Но мне кажется, что герой Твардовского заслужил эту честь по праву. Ведь вместе с ним памятник получат и миллионы тех, кто так или ина-че походил на Василия, кто любил свою страну и не жалел своей крови и даже жизни, кто всегда находил выход из трудного положения и умел шуткой скра-сить фронтовые трудности, кто любил поиграть и послушать музыку на привале. Многие из них не обрели даже своей могилы. Пусть же памятник Василию Тер-кину будет и им надгробием.
С каждым годом ветеранов, солдат той Великой войны, спасших мир от фашистской чумы, остается все меньше и меньше. И не только возраст (самому младшему участнику войны уже далеко за 70 лет), но и болезни, а порой и жес-токое равнодушие молодого поколения, уносят их жизни. Когда-то на торжест-венном параде, посвященном Великой Победе, они шли на равных с молодыми солдатами и офицерами, и в почтительной тишине позвякивали их ордена и ме-дали. Сегодня они просто сидят и принимают самые теплые слова поздравлений и пожеланий в свой адрес.
Подобно путнику на зимней дороге, пробивающемуся через пургу и бу-ран, мороз и холод, спешащему к теплу родного очага, шел простой советский солдат к Победе, всеми своими силами приближаясь к ней, видя, а скорее чувст-вуя перед собой яркий свет её. Проходя через «ад», теряя многих близких и дру-зей, получая тяжелые раны, которые не заживали месяцами, когда праздником было получить просто настоящий кусок хлеба. Не замечая временами ни холода, ни болезней, ни голода, потому что все это перекрывала

Просмотров: 950 | Добавил: Saltanat | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Спасибо, что зашли на сайт!
Поиск
Календарь
«  Апрель 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Архив записей